C чего вдруг?

С чего вдруг? Пишем историю.

Привет. Меня зовут Станислав Васильев, я главный врач, идейный вдохновитель и совладелец стоматологического центра CLINIC IN (Клиника ИН, если на-русском). Ниже я расскажу вам, как появилась идея создания собственной клиники, как она строилась и создавалась, оформлялась в полноценное лечебное учреждение, на каких принципах строится её (и моя лично) работа, и каким я вижу её дальнейшее развитие.

*  *  *

В начале 2008 года, после нескольких лет работы  челюстно-лицевым хирургом и хирургом-стоматологом в Уфе, я переехал в Москву. Точнее, в Московскую область, г. Реутов, устроившись стоматологом-хирургом в известную всем Реутовскую Стоматологическую Клинику.

Должен заметить, что до этого я не имел никаких дел с частной медициной и даже не представлял, как она работает, поэтому то, с чем я столкнулся в первый же день, мягко говоря, было для меня не только открытием, но и серьезным испытанием. Почему? Все вы, уважаемые друзья, наверняка представляете себе, как работают муниципальные больницы или поликлиники, какие взаимоотношения там складываются между врачами и

пациентами. Как говорили у нас в больнице: “Отличная была бы работа, если бы пациенты не мешали!”. Разумеется, частная клиника по такому принципу жить не может, поэтому мне пришлось очень многому учиться, с чем-то смириться, что-то переосмыслить. Можно даже сказать, что работа в РСК была для меня чем-то вроде последипломного образования, причём не столько медицинского, сколько организационного – именно там я впервые услышал про “прейскурант”, “финансовый план”, “процент от выручки”, “не сдал план – лучи поноса получи” и прочую фигню, столь привычную любому доктору частной клиники. Между тем, работать в Реутове было здорово, интересно и познавательно, я до сих пор благодарен главному врачу РСК за такую возможность.

 

С другой стороны, были и минусы. Я никак не мог смириться (и не могу мириться с этим до сих пор) с тем, что некоторые доктора, понимая зависимость зарплаты от выручки, постепенно превращаются в барыг, главной целью которых становится вытягивание денег из пациентов. В худшем случае, пациент быстро понимал, что его, мягко говоря, “разводят”, в наихудшем, когда он этого не понимал – получал кошмарную, с точки зрения качества, работу по сумасшедшей цене. По-моему, это хороший пример того, КАК НЕ НАДО РАБОТАТЬ. И, наверное, самым главным достижением всей своей практики я могу назвать то, что в барыгу я так и не превратился – ни у кого и никогда не было повода заподозрить меня в “разводе на бабки” или в неисполнении своих обязательств по качеству лечения.

Время шло, надо было двигаться дальше, и в 2011 году я начинаю практику в тогда еще никому не известной “Канадской Стоматологии”. В тот момент клиника переживала острый кризис, сменила название (раньше называлась Aquadent) и владельца (её “благородно” отжал Артур Макаров). Фактически, мы начинали работу с нуля: всё было тихо и скучно, мне достаточно было выходить пару раз в неделю по пол-дня, консультировать трех-четырёх пациентов и проводить пару операций.

Но, благодаря упорному труду и, поначалу, относительной свободе действий, происходили перемены: поток пациентов увеличивался, мы приглашали новых докторов, поскольку внимания на всех пациентов не хватало – и к моменту моего ухода из клиники, в 2016 году, в “Канадской Стоматологии” работали восемь врачей, а расписание было заполнено на пару-тройку недель вперед. И всё было бы хорошо, если бы не….

На фоне столь головокружительного успеха (из грязи в князи за каких-то 4-5 лет) у руководства клиники окончательно съехала крыша, и в какой-то момент в “Канадской Стоматологии” стало почти невозможно нормально работать. Более того,  резко сменился вектор отношения к пациентам – я с ужасом стал замечать, как главный врач из неплохого, в общем-то доктора и лояльного руководителя, постепенно превращается в барыгу самого худшего сорта. В итоге, в 2016 году я покинул её с огромным сожалением, поскольку это был мой первый опыт работы, что называется, от старта клиники. Кроме того, во многом, именно мне она была обязана своим прогрессом.

В декабре 2012 года меня пригласили (то есть, сам я работу уже не искал) в Немецкий Имплантологический Центр (НИЦ). Это была работа мечты, она остаётся таковой и до сегодняшнего дня. Возможность спокойно заниматься пациентами, лояльное и адекватное руководство, гибкая политика и сбалансированное соотношение цена/качество позволили клинике быстро развиваться – так, в 2016 году мы открыли еще один Немецкий Имплантологический Центр на Мичуринском проспекте, где я стал главным врачом.

    

У меня появилась уникальная возможность попробовать себя в руководящей роли и, вроде как, я неплохо справлялся – чуть больше, чем за полгода с момента открытия, удалось почти полностью укомплектовать штат, обеспечить стабильный поток пациентов и создать предпосылки для дальнейшего роста. Я должен  заметить, что не появись у меня возможность открыть собственный медицинский бизнес, я бы так и остался работать в НИЦ, благо эта клиника, её коллектив, руководство, отношение к практике мне очень-очень нравятся. Кроме того, я до сих пор считаю НИЦ лучшей клиникой Москвы, желаю ей процветания и успехов.

Но увы, и я действительно говорю это с сожалением, летом 2017 года у меня появилась возможность открыть собственную клинику: один из моих друзей настолько поверил в меня, что вложил всю свою подматрацную заначку в наше, теперь уже общее дело. После долгого обсуждения, подготовки и планирования появилось название и концепция, а 1 августа мы торжественно зарегистрировали Общество с Ограниченной Ответственностью “Клиника ИН”. Отныне ночь с 31 на 1 августа является ночью рождения CLINIC IN, а я стал не только её первым сотрудником, но и, неожиданно для себя, её шефом. Чем и пользуюсь в настоящий момент, рассказывая вам свою историю на официальном сайте стоматологического центра.

Почему IN?

Хороший вопрос. Меня, периодически, спрашивают, почему клиника называется IN (ИН), а не какой-нибудь там “Дент”, “Стом” или просто “Зуб”. Более того, название вообще никак не отражает род деятельности нашей клиники, стоматологическую практику. Просто IN. Странно, правда?

Попробую объяснить.

Во-первых, IN (в переводе с английского, это предлог “В”), лучше всего отражает суть всей стоматологии: мы с Вами проводим лечение В полости рта, устанавливаем имплантаты В челюстную кость, возвращаем прикус В пределы нормы и делаем много других полезных вещей с предлогом “В”.

Во-вторых, в английском языке очень много хороших слов начинается с букв IN: INcredible (невероятный), INteresting (интересный), INternational (международный), INtegrated (целостный), INquisitive (любопытный) и т. д. И примерять IN к работе клиники можно по любому поводу. hole-IN-one (лунка за удар, гольфический термин), например.

В-третьих, это универсально. Думаю, что стоматологический центр CLINIC IN – это первая ласточка, первый шаг в грандиозном проекте под общим брендом IN. И, если бы она называлась “Какой-то там ДЕНТ”… представьте себе ресторан, клинику косметологии или банк с таким названием. А тут всё просто. IN подходит для всего.

В-четвертых, это оригинально. За редким исключением, все стоматологические клиники между собой похожи. Одинаковые названия, обязательно на околозубную тему. Одинаковые логотипы, в основном, с вырванным двухкорневым зубом. Одинаковые сайты на битриксе с одинаковым контентом. Одинаковые фотографии стоматологов, обязательно в “закрытой позе”, в бинокулярах (нищеброд-стайл) или с микроскопом (мажор-стайл). У нас всё не так. В нашей клинике пациенты должны отдыхать,а не думать и переживать о предстоящем лечении. Посещение CLINIC IN – это отдых, а не обязанность. Это комфорт, а не страх.

Есть, конечно. и минусы. Например, объяснить кому-то там по телефону, как правильно пишется наш сайт clinicin.ru – как “клиника” на английском, затем IN в одно слово. Еще хуже читать имя сайта иностранцам – получается что-то вроде “клинисин” “клиницин” или “клиничин”, а это вообще непереводимый итальяно-японский фольклор. Ну и, что касается хэштегов в социальных сетях, то по #in, практически, невозможно отыскать нашу клинику.

Тем не менее, все мы считаем IN наиболее подходящим названием для того, что мы делаем. Хотя бы потому, что с этих букв начинается слово INTRODUCTION.

Что за логотип?

Да, на первый взгляд, наш логотип никак не связан со стоматологией. Но… это только на первый взгляд. И сейчас я объясню вам, почему.

Основная специализация нашего стоматологического центра – это дентальная имплантология. Она предполагает использование для протезирования специальной опоры – дентальных имплантатов, коих выпускается множество видов. У большинства современных имплантатов есть специальная ортопедическая платформа, к которой прикручивается коронка или иная супраструктура. На сегодняшний день существует десятка два видов ортопедических платформ, в большинство из которых включён так называемый “антиротационный элемент”, предотвращающий люфт и проворачивание супраструктур (коронок и абатментов)на имплантах. Так вот, несмотря на то, что платформ много, а имплантационных систем – еще больше, почти 90% существующих имплантов антиротационным элементом является шестигранник:

  

То есть, шестигранник – это то, что спасает имплантат и ортопедическую конструкцию от осложнений, связанных с нагрузкой. А наш логотип – это и есть стилистическое изображение антиротационного элемента имплантата. Шестигранник.

Осталось, фактически, покрасить его в приятный глазу зеленый цвет (мы за экологию!), вписать в него IN – и вот, наш логотип, в принципе, готов!

Что мы получили? Простую и легко воспроизводимую картинку, которую, при желании, можно вписать в любую концепцию и по любому поводу. С массой возможностей для расширения, детализации и модернизации. При этом, она никак не привязана к стоматологии, и, следовательно, нет препятствий для диверсификации. Что, в принципе, соответствует нашим планам.

 

Что за слоган?

Со слоганом было сложнее всего. Мы перебрали тысячу изречений, включая матерные, но так и не смогли найти что-то подходящее, отражающее концепцию нашего стоматологического центра. В итоге, к концу второй бутылки, мой партнёр предложил отличную и крайне простую фразу:

“раз и навсегда!”

Это и стало нашим девизом. Действительно, одним из известных страхов большинства пациентов является недолговечность стоматологического лечения: пломбы и коронки отваливаются, импланты выпадают, зубы скалываются и т. д. Все эти опасения, конечно же, имеют мало общего с реальным положением дел, и мы стремимся это доказать, в первую очередь, своей работой. Суть в том, что если правильно спланировать и провести стоматологическое лечение, то к нему, при должном уходе, не придётся возвращаться. Ничего не придётся переделывать или доделывать. И как добиться хорошего результата стоматологического лечения раз и навсегда, мы расскажем вам, в том числе, на этом сайте.

Что за место?

Изначально я хотел, чтобы клиника находилась подальше от центра. Вроде как, дешевле, тише и спокойнее. Однако, у окраин Москвы есть одна серьезная проблема, которую я почувствовал, когда-то работая в РСК – это транспортная доступность. Пациентам с другого конца города очень сложно добираться до другого, а, учитывая развернувшееся “дорожное строительство” в Москве – почти невозможно. Поэтому решено было выбирать место для клиники где-то посередине. Так, чтобы путь до клиники превращался в недолгую прогулку по историческим местам нашей столицы.

Несмотря на обилие предложений об аренде, сделать выбор было очень сложно. Мы внимательно присматривались к личности арендодателей, они присматривались к нам, вели переговоры и, наконец, из десятка помещений подходящего размера выбрали это:

Теперь наш адрес: г. Москва, Сеченовский переулок, 2. Мы оказались в пределах т. н. “золотой мили” или “золотого треугольника”, образованного Остоженкой и Пречистенкой. Этот район знаменит, в первую очередь, ценами на недвижимость и соответствующей инфраструктурой – только очень богатые люди могут позволить себе здесь жить.

И вот, наша клиника оказалась на первом этаже суперэлитного дома, построенного в 90х годах в стиле ар-деко. Рядом с нами – Зачатьевский Женский Монастырь, Центр Оперного Пения, напротив – Культурный Центр Эммануила Виторгана, с угла виден Храм Христа Спасителя, а двигаясь прямо по Остоженке можно выйти к Кремлю. Каждый дом здесь – это история. Каждый переулок чем-то знаменит.

Но, самое удивительное – это тишина вокруг (за исключением шума от нашего ремонта). Вопреки распространенному мнению, эта часть Москвы мало заселена, поэтому тут всегда есть место для парковки, а безопасно прогуляться можно даже поздним вечером.

Самое главное – транспортная доступность. Это то, чего лично я очень хотел. Рядом – две станции метро, Парк Культуры (примерно 7 минут неторопливого шага) и Кропоткинская (8 минут), а прямо перед входом в клинику есть удобная парковка.

В общем, мы влюбились в это место с первого взгляда. И, если некоторое время меня терзали сомнения, правильно ли мы выбрали локацию, то наш арендодатель-партнёр сделал так, что сомнений не осталось. Правильно. Мы подписали договор о долгосрочной аренде.

Осталось только сделать ремонт.

Ремонт – сначала сломать, потом построить.

А дальше было весело. В прямом и саркастическом смысле.

Дом, в котором мы решили построить стоматологический центр CLINIC IN относится к разряду элитных. Даже супер-пупер-элитных. С элитными жильцами, охранниками, собаками и домуправляющим. Это, собственно, означает, что шумные работы можно проводить в очень небольшом промежутке времени – с 11-00 до 16-00. Поскольку элитные жильцы с элитными собаками до одиннадцати спят, а после шестнадцати… ну, видимо, тоже спят. Спят они по субботам, воскресеньям и праздничным дням. И беспокоить их никак нельзя. Для сравнения, по действующему Законодательству г. Москвы, шуметь ремонтом можно с 8-00 до 21-00.

Кстати, наш дом сделан из спичек и желудей монолита и немножко из кирпичей квалифицированными рабочими из Таджикистана. Поэтому удар молотком по полу в подвале отчётливо слышен вплоть до четвертого этажа. Это очень удобно, когда вы извращенец и любите подслушивать, как кто-то пердит или трахается, но крайне неудобно, если вам предстоит почти полная перестройка вверенного вам помещения….

А ведь нам предстояло разобрать помещение, доставшееся от банка, с бронезащитой, депозитарными и сейфовыми комнатами, всё это нужно было аккуратно вывезти, чтобы ни один местный житель, привыкший к тишине, чистоте и комфорту (в центре Москвы, ага!) этого не заметил.

Нужно было полностью переделать систему вентиляции и кондиционирования, правильно развести электричество, водоснабжение и канализацию, установить системы охраны и пожаротушения. Такие работы не могли не быть шумными и чистыми, как вы все понимаете.

В общем, наше знакомство с жильцами дома и управляющей компанией началось с конфликтов. Первый случился тогда, когда по отключенным во всём доме телефонам и интернетам выяснилось, что прямо у меня в кабинете (ну, тогда это была просто серверная комната) находится распределительный ящик общедомовой телефонной сети. Доблестные демонтажники посчитали этот ящик мусором, ибо он нигде не был обозначен и ни в каких бумагах или проектах не указывался, успели его выбросить в контейнер, который, к счастью, не успели увезти. Пришлось извиняться и возвращать всё на место.

Таких неприятных случаев было много. Иногда по нашей вине (когда во время штробления бетона рабочие по какой-то причине забывали включать пылесос), так и по вине излишней придирчивости управляющей компании (“запачкали асфальт перед входом, когда выносили мусор”). Периодически нам выключали свет, приходили ругаться или жаловаться. А однажды к нам в гости внезапно пришла проверка УФМС в поисках незаконно работающих мигрантов. И проверяющие были сильно удивлены и разочарованы, когда выяснилось, что у всех наших рабочих есть российские паспорта, разрешения на работу, все нормально трудоустроены и платят налоги.))

Итак переделка бывшего банка в стоматологическую клинику шла своим чередом, пусть и с небольшим отставанием от графика, ибо демонтаж банковской брони, вывоз сейфов с деньгами и бриллиантами слегка затянулся.

Самой дорогостоящей частью ремонта, как ни странно, стала вентиляция. Старая банковская выглядела страшно и грязно, не справлялась со своими обязанностями, поэтому мы построили новую систему вентиляции и кондиционирования с тремя независимыми контурами (клиника, рентген-кабинеты и штаб), широкими возможностями настройки и модернизации. Признаюсь, поначалу были сомнения, а надо ли оно нам. Но, как потом выяснилось, в клинике поддерживается оптимальный микроклимат даже при выключенных кондиционерах и закрытых окнах, пациенты чувствуют себя комфортно, а сотрудники вообще перестали болеть и кашлять. Вот, что чистый животворящий и правильно увлажненный воздух делает! В CLINIC IN никому не становится плохо во время приёма, никто не падает в обморок – это, во многом, заслуга вентиляционной системы. Не говоря уже о санитарно-эпидемиологических нормах и правилах.

Оборудование – как партнёры становятся друзьями.

Пока шел ремонт (а шёл он долго, даже после открытия клиники приходилось всё время что-то доделывать), к нам начало поступать заранее заказанное оборудование.

Главным партнёром стоматологического центра CLINIC IN мы выбрали компанию Dentsply Sirona, мирового лидера и крупнейшего производителя стоматологического оборудования, инструментов и материалов. Как говорит мой друг и партнёр профессор Ferkel Von Pfennig: “Если что-то делать, то нужно делать это хорошо, либо не делать вообще” – и этот принцип мы положили в основу не только постройки, но и повседневной деятельности нашей клиники.

Продолжение следует…

И, кстати, следите за нашей страничкой в Instagram, ибо по хэштегу #clinicin – и вы будете в курсе наших новостей.